Швея - Алёнка (alena_moda) wrote,
Швея - Алёнка
alena_moda

Рынок минус либерализм плюс сильное государство = процветание

Оригинал взят у kungurov в Рынок минус либерализм плюс сильное государство = процветание
Начало тут. Подводим итоги конкурса. На кону $500. Позавчера я предложил экономистам-любителям придумать, как можно обмануть двухконтурную финансовую систему и перевести деньги из инвестиционного контура в потребительский. Я ведь сразу предупредил, что это невозможно, и даже подробно объяснил, почему – потому что инвестиционный контур никак не пересекается контуром «живых» денег. Но дуракам что в лоб объясняй, что по лбу.

В итоге самый гениальный план у идиотов возник примерно такой: предприятие берет кредит на 10 миллионов инвестиционных рублей, покупает на них экскаватор, потом продает экскаватор «налево» за живые деньги. Профит! План, конечно, гениальный, но наши остапы бендеры позабыли, что кредит, пусть даже и беспроцентный, надо отдавать, поэтому в лучшем случае они потратят время и силы, не приобретя ничего, а в худшем еще и понесут убыток, потому что, купят-то новый экскаватор, а продавать с рук будут уже бэушный.

Некоторые попытались эту схему усложнить: типа берут инвестиционный кредит в 10 миллионов, покупают экскаватор, толкают экскаватор с рук за 9 млн. руб., деньги конвертируют в рубли и сваливают за границу. Во-первых, с чего вы решили, что в двухконтурной финансовой системе рубль будет свободно конвертироваться? Об этом даже думать грешно, а говорить смешно. Иначе ни о каких инвестициях в реальный сектор не может быть и речи, что подтверждается историей последних 20 лет, когда отток капитала из РФ неизменно неизменно превышал приток. В Китае юань никогда не был конвертируемым. Он уже стал шестой резервной валютой мира, но при этом внутри Китая вы не купите доллары за юани. Вот доллары на юань обменять – пожалуйста, а наоборот – фиг. При этом Китай - мировой лидер и по темпам роста экономики и по объемам инвестиций. Оздоровление рубля по умолчанию подразумевает отказ от внутренней конвертации.

Во-вторых, с чего это вы решили, что банкротить предприятие выгодно? Если у вас активов на миллиард, а долгов на два миллиарда – тогда, да, конечно. Но государство вам при таких финансовых показателях кредит не даст, даже если вы лезгинку на пупе спляшете. В любом случае здесь речь идет о заурядном мошенничестве, а не о переводе денег из одного контура в другой. То есть даже если вы сами у себя украдете экскаватор и кинете  государство на 10 млн. руб. (что по правде говоря, невозможно в силу некоторых причин), в контуре «живых» денег рублей не прибавится.

Впрочем, меня эта тупость нисколько не удивляет. В плане экономической, тем более, финансовой грамотности русские люди в массе своей дремучи, как тупые папуасы, готовые менять золото на стеклянные бусы. Они верят в какие-то либеральные экономические мантры и до сих пор увлеченно играют во всякого рода  "МММ". А еще каждый второй поражен странным карго-культом – он ненавидит Америку и желает ей скорейшего писдетца, но при этом более всего на свете любит американские деньги. И всякий намек на прекращение свободного обмена валюты воспринимает, как посягательство на его мечту разбогатеть и свалить из любимой Рашеньки.

Папуасы не понимают, что для внешней торговли конвертируемость валюты не нужна абсолютно. Если уж мы обсуждаем двухконтурную финансовую систему, как инструмент создания в России нормальной экономики, то следует предусмотреть и третий финансовый контур, в который будет обслуживать внешнюю торговлю.

В чем главная проблема внешней торговли для почти любого государства? Проблема называется «дисбаланс». Например, в РФ хронически  положительное сальдо внешнеторгового баланса: вывозится из страны материальных благ всегда на 20-30% процентов, чем ввозится. Куда девается разница? Кое-что оседает мертвым грузом в «резервах» и  тратится на спасение задницы Башара Асада, а остальное – прямые потери экономики. То есть, к примеру РФ продала нефть на миллион долларов, а в страну поступили только $800 тыс. Еще $200 тыс. осели на швейцарских и люксембургских счетах конкретных пацанов из кооператива «Озеро». Пацанам – хорошо, стране – плохо.

Отрицательное сальдо тоже не есть гут. Если страна продает товаров меньше, чем ввозит из-за границы, то нарастает ее внешний долг. И если ваша страна называется не США, то это проблема. В долг можно жить припеваючи, и даже относительно долго. Греция вон лет 30 жировала, наращивая внешний долг. А сейчас греки не жируют, а сосут лапу.

Идеальный внешнеторговый баланс нулевой, то есть страна не должна никому отдавать больше, чем получает извне. Собственно, до середины XX века внешняя торговля велась не за деньги, осуществлялся лишь товароОБМЕН, который деньгами только измерялся. Классический пример – торговый договор между СССР и Германией, заключенный в 1939 г. Вроде бы Германия предоставила СССР кредит в 200 млн. марок, однако ни одной марки в Союз так и не поступило. Немцы поставили товары, в основном промышленное оборудование, на эту сумму, а СССР рассчитался за них своими товарами. Слово «кредит» в данном случае надо понимать так: немцы поставляют оборудование немедленно, а русские шлют им нефть и зерно не сразу, а в течение нескольких лет.

В 1940 г. договор был расширен. Советский Союз затребовал от Германии еще больше станков, машин и оружия (да, да, хитрый товарищ Сталин у воюющей Германии умудрился оружие закупать), а взамен пообещал пеньку, шлак железной руды и лес. Немцы почесали репу и решили, что лес им не нужен. Тогда Москва предложила покрывать разницу в стоимости полученных товаров золотом.

Как видим, во внешнеторговых расчетах не использовались ни советские рубли, ни германские марки (в них лишь номинировались сделки), ни, тем более, валюта третьих стран. Золото, которым советской стороной покрывалось отрицательное сальдо – это такой же товар, как, например, нефть. Кстати, немцы с превеликой радостью взяли бы вместо золота нефть, в которой испытывали сильную нужду, однако хитрый товарищ Сталин им нефть сверх обещанного давать отказался. Зачем делать своего потенциального военного противника сильнее?

Сегодня же внешняя торговля ведется именно за валюту. В 2014 г. 44% всех расчетов пришлись на доллар США, 28% на евро, 8% на фунт стерлингов, 3% на йену, 2% на юань. Рубль во внешнеторговых расчетах тоже засветился – на его долю пришлись смешные 0,36% международной торговли (в основном со странами СНГ). Рассчитываться по внешнеторговым операциям своей валютой – очень выгодно: печатаешь нолики на компьютере, а получаешь взамен  осязаемые материальные ценности. В этом случае положительное сальдо внешнеторгового баланса не ослабляет экономику. И наоборот, расплачиваться чужой валютой – значит, нести дополнительные издержки.

Допустим, вам надо купить за границей трактора, а долларов у вас нет. Вам придется брать кредит в американском банке, закупить трактора, вспахать поле, посеять пшеницу, собрать урожай, продать его на внешнем рынке и только тогда вы сможете расплатиться с долгами. Это если вам повезло, не случилось засухи и цены на внешнем рынке на зерно не упали. А если не повезло – то пипец всей вашей экономике, ушлые банкиры с вас семь шкур сымут. Страна, которая не может расплатиться по внешним долгам, имеет жалкие перспективы.

А теперь представьте: для того, чтобы купить трактора, вам достаточно было напечатать рублей. Красота! Но за рубли вам никто ничего не продаст. Как так – ведь рубль свободно конвертируемый! Конвертируемый, кто же спорит, но все равно за рубли вы можете торговать разве что с Казахстаном, да и то лишь в том редком случае, если продавцу за каким-то лешим нужны именно рубли. А вот если мы сделаем рубль неконвертируемым и полностью запретим хождение валюты в стране, внешняя торговля только выиграет. Не верите? Да это же элементарно!

Можно ли запретить хождение валюты в России? Проще пареной репы. Достаточно прекратить продавать валюту коммерческим банкам, а экспортеров обязать сдавать валютную выручку в день ее поступления на счет по установленному Госбанком курсу. Вот и все. Хочешь что-то продавать за границу? Ради бога, продавай – хоть за доллары, хоть за пиастры, хоть за швейцарские франки. Но в момент поступления денег на счет они будут конвертированы в рубли. Кто-то чем-то недоволен? Ну, так можете ничего не экспортировать, никто ж вас не заставляет. Собственно, процентов 90% всего экспорта обеспечивают госкорпорации, а ими государство управляет напрямую.

Можно ввести монополию внешней торговли, но не обязательно. Как выглядит монополия? Примерно так: фермер Вася Пупкин вырастил пшеницу и продал ее компании «Россельхозэкспорт», принадлежащей государству. А менеджеры компании, подбив баланс, и решив, что зерна в этом году собрали на 20 млн т. больше, чем надо, излишек продают на внешнем рынке. Если излишек не экспортировать, то внутри страны упадут цены на зерно, что снизит мотивацию к труду у Васи Пупкина и снизит егодоходы. Так что торговать с заграницей надо.

Нефтяники сдают нефть «в трубу» государственной «Транснефти», а та уже барыжит черной жижей за рубежом. В этом случае у государства появляется мощный инструмент манипуляции нефтяными ценами. Достаточно объявить, что «Транснефть» готова экспортировать такой-то объем и распределить квоты между нефтяными корпорациями. Хочешь добывать больше – развивай нефтепереработку внутри страны («инвестиционных» рублей тебе государство отсыплет – подставляй кепку!).

Монополия внешней торговли ИСКЛЮЧАЕТ губительную для нашей экономике утечку капитала и выравнивает внешнеторговый баланс. Но монополия внешней торговли не во всех отраслях народного хозяйства эффективна. В авиапроме, энергетике, атомстрое – да, Но, как быть, например, с программистами? Не создавать же «Россофтэкспорт» и заставлять всех участников рынка «сдавать код государству»?

В этом случае, конечно, следует оставить полную свободу действий всем участникам рынка вне зависимости от формы собственности предприятий. Продавай. Но валютную выручку будет забирать государство, зарплату все наши «билгейтсы» будут получать только в рублях. Больше продал Касперский буржуям своих антивирусов – больше получил рублей. О, я уже слышу истошный вопль тысяч папусов, которые, визжат, что по такой схеме ни один уважающий себя программист работать не будет, он лучше свалит на Запад, где у него будет возможность доллары лопатой грести.

Ухаха, ну вы и дурачки! На рынке продается лишь востребованный продукт по адекватной цене. Продукт создается не гениями-одиночками, а предприятиями. Китайские софтверные компании вполне себе прекрасно развиваются. Не знаю, насколько можно верить этим цифрам, но вот тут говорится, что всего за пять месяцев с января по май 2014 г. софтверная индустрия Китая получила доход в $215,5 млрд., продемонстрировав рост в 20,9% по сравнению с тем же периодом предшествующего года. Будем сравнивать с РФ? Давайте, только вам стыдно станет. Весь рынок софта в 2012 г. составил $5 млрд., причем по данным Минкомсвязи доля отечественного софта на рынке не более 25% ( в основном это «Касперский» и 1С).

То есть китайские компании продают кода примерно в 400 раз больше, чем русские. Вдумайтесь в эту цифру, ватники! Россия от продажи нефти в прошлом году выручила в 4,5 раза меньше, чем китайцы продали виртуальных ноликов и единиц!!! А теперь давайте вспомним, что в Китае юань на доллары не обменивается. И почему-то несчастные китайские программисты миллионами в Америку не эмигрируют. За каким хреном? Их зарплаты в пересчете на доллары, конечно, уступают американским, но жизнь в Китае несравнимо дешевле, чем в США. То есть относительный уровень жизни китайских программистов выше, чем в Америке при том, что номинально (если в долларах считать) зарплата у них меньше. Во многом благодаря заниженному курсу юаня софтверная индустрия Поднебесной и развивается бешеными темпами: цены у китайцев ниже, потому объемы продаж растут.

А теперь попробуйте ответить на тупой вопрос: зачем китайскому программисту доллары? Все, что только существует в мире, он может купить за юани. Хотя нет, замок в Шотландии он за юани не купит. Но точно такой же замок построить в Китае – пожалуйста! И «Роллс-ройс» любой модели он купит за юани. И за границу он поедет в отпуск без всяких долларов, просто взяв с собой свою банковскую карту – по ней он расплатится в Париже и в Бангкоке. Он даже может при желании снять долларовую наличку в банкомате и ввезти ее в трусах в Китай. Но зачем? Ведь это невыгодно, поскольку по паритету покупательной способности курс юаня занижен!!! Если позавтракать в Нью-Йорке в дешевеньком кафе стоит 20 долларов, то такой же завтрак в Пекине обойдется в 30 юаней. При курсе 1:6 выходит, что купив 100 долларов долларов, китайский программист потерял 15 завтраков. Вот поэтому китайцы не видят ни малейшего смысла делать накопления в иностранной валюте.

Баксофилы, ответьте, почему только русским идиотам для счастья нужны американские дензнаки? Чо, нечего сказать? Надеюсь, я убедительно показал, что для развития экономики, даже для хайтека, конвертируемость валюты нафиг не нужна. А теперь я, как обещал, расскажу о том, как вести внешнюю торговлю, вообще не имея валюты.

Напомню, что существующая система внешней торговли выгодна лишь тем странам, чья валюта используется для транзакций по внешнеторговым сделкам. Если Зимбабве что-то продает Анголе за доллары, а Ангола за те же доллары что-то покупает у Аргентины, то главный бенефициар тут  – ФРС США, которая торгует долларами. Так же в доле банки, которые кредитуют внешнюю торговлю, ведь у всех папуасий хронический недостаток валюты. Бананы у них есть, а валюты – нет.

Поэтому если мы предложим странам, чьи валюты не обслуживают внешнюю торговлю, систему расчетов с помощью условных единиц, да еще и дадим им эти единицы в бесплатный кредит, не будет ни одной причины, по которой они откажутся участвовать в такой честной и равноправной торговле. Система эта не нова и называется «клиринг». В клиринговых палатах осуществляется старый добрый товарообмен, но там меняются не бананы на носки, и носки на трактора. Любой товар номинируется в условных единицах, например, в человекочасах работы и обменивается не на деньги, а на эти самые человекочасы, которые зачисляются на счет продавца. Он в свою очередь может купить на полученные человекочасы все, что предлагают другие участники рынка, вступившие между собой в клиринговые отношения.

Я предлагаю усовершенствовать эту систему: любой участник клирнговой палаты получает на свой счет «человекочасы» не в момент продажи товара, а в момент его выставления на продажу. То есть те же бананы еще никто не купил, а Эквадор уже получил виртуальные расчетные единицы и может их потратить.

Возникает вопрос: а что, если тот же Эквадор выставит на продажу урожай бананов за 10 лет вперед и по ценам выше рыночных? Ну, по ценам выше рыночных он точно не сможет их выставить, потому что это невозможно в принципе. А чтобы  никто не надувал пузыри, предлагая «виртуальный» товар, вводится механизм демерджа. То есть всякий продавец не будет лишней минуты держать на своем счете «человекочасы», потому что они будут усхать, он заинтересован в том, чтобы как можно скорее потратить их. Следовательно, участники клиринговой системы в принципе не смогут выбросить на рынок больше товаара, чем  требуется рынку. В противном случае «человекочасы» зависнут на чьем-то счете и будут съедены демереджем. К тому же можно ввести лимит: скажем, выставил продавец товара на миллиард человекочасов, а на счет получил лишь треть, остальное – по мере продажи.

Клиринговая система торговли устроена так, что все участники системы будут иметь идеальное сальдо внешней торговли – на сколько продали – на столько же и купили. Клиринговая схема хороша тем, что никакие алчные банкиры и лохотронщики из ФРС США не могут делать гешефт из воздуха, паразитируя на реальном секторе экономики.

С чего можно начать? Например, для начала нужно перевести на клиринг всю торговлю между участниками ЕАЭС. Россия продает нефть Белоруссии за баксы? А теперь Белоруссия может получить эту нефть за «человекочасы», причем БЕЗ ПРЕДОПЛАТЫ. А взамен тысячи белорусских предприятий выставят на продажу свою продукцию, номинировав цену в виртуальных расчетных единицах. Далее «Газпром» начинает продавать газ в Европу через клиринг. От желающих отбоя не будет, особенно среди восточноевропейских потребителей. Думаете, Китай останется в стороне? В считанные месяцы значительная часть мировой торговли перейдет на клиринг, и это ей даст мощнейший толчок.

Многие мне возражали: дескать, не может в России работать инвестиционный финансовый контур, потому что для индустриализации нам нужны импортное оборудование и технологии, которые на внутреннем рынке никто не предложит. Согласен. Но для того государство и вводит монополию внешней торговли, для того и прекращается хождение валюты внутри страны, для того экспортеры и сдают свою валютную выручку, чтобы закупать не «Ломборджини» и замки в Лондоне для илитки, а те самые станки и технологии. А уже их государство будет за инвестиционные рубли продавать всем, кому они потребны.

А для того, чтобы стимулировать экспорт, государство предоставляет всем без исключения экономическим агентам доступ к третьему финансовому контуру – клиринговому. Любой может "выставить на прилавок" свой товар и тут же получить средства для закупки необходимого. Так что нефть можно менять на буровые установки, а атомные реакторы на урановую руду. И, как видим, торговля за валюту и клиринговая торговля не исключают одно другое, а дополняют друг друга.

Клиринговая торговля открывает возможности и для иностранных агентов. Например, какой интерес корпорации Coca-Cola строить заводы в России, если она не сможет конвертировать прибыль в доллары и вывезти ее? А теперь пожалуйста: заводы фигачатсладкую газировку миллионами литров, а выставляет на продажу свою продукцию производитель в клиринговой системе. Российский импортер покупает  ее и реализует в России за рубли. Получается такой виртуальный импорт. Но рубли неконвертируемы, а «человекочасы» - обладают абсолютной ликвидностью, и потому конвертируемы. Соответственно, Coca-Cola легко может продать «человекочасы» тому, кто хочет купить, например, нефть (она, напомню, торгуется через клиринг). То есть для иностранного инвестора непринципиально: будет он рубли на доллары менять или «человекочасы». Роследние, кстати, не подвержены инфляции.

Смогут ли в таком случае российские предприниматели продать свою продукцию через клиринговую систему, вырученные «человекочасы» обменять на валюту, а ту вывезти из страны? Напрямую – нет, потому что для этого им придется открыть счет в иностранном банке, что для нерезидентов довольно затруднительно. Не исключаю, что путем хитроумных  и не очень законных комбинаций кто-то найдет лазейку. Но, даже имея такую возможность, вряд ли он пойдет на такой шаг. Почему? А вспомните, по какой причине китайцы (см. пример с завтраками) не хранят сбережения в долларах: потому что из-за низкого обменного курса покупка валюты невыгодна. К тому же рискованно: вдруг ЦК КПК установит завтра курс доллара не 1:6, а 1:3. Американцы буквально на коленях умоляют Пекин об этом. Пипец – половина сбережений сгорит в один миг!

Поскольку вся валюта будет находиться в руках государства, оно будет определять и курс. Уж поверьте, курс будет таким «грабительским», что вам и в голову не придет менять стабильные  рубли на доллары, которые можно хранить лишь в матрасе, а при необходимости (допустим, вы решили квартиру купить) официально обменять их на рубли, опять же, будет невозможно. Придется обращаться к маклеру черного валютного рынка, а уж он с вас сдерет три шкуры!

А как же в этой ситуации простому русскому пареньку сгонять в отпуск за границу, если он баксы в обменнике купить не сможет? Да без проблем! Китайцы десятками миллионов ездят за рубеж. В марте европейская туриндустрия процветает, потому что у китайцев в это время новый год и период отпусков – и они прут в Европу, как саранча. Но евро они меняют по грабительскому курсу 1:7,25.

Что касается туроператоров, то они в нашем нафантазированном светлом  будущем получают доступ к «клиринговому»  финансовому контуру и могут обменивать «койкоместа» в крымских санаториях на «ал инклюзив» в турецких отелях. И для них «грабительский» курс доллара – это благо, потому что для иностранных туристов отдых в России благодаря дешевизне станет очень выгоден. Есть спрос – будет и предложение.

Кто-то задаст наивный вопрос: чем клиринговая торговля принципиально лучше внешней торговли за рубли? Как я уже говорил, клиринговая торговля вкупе с демереджем практически исключают дисбаланс внешней торговли. А самое главное,  существование третьего ЗАМКНУТОГО финансового контура исключает утечку капитала за рубеж, как легальную, так и нелегальную. Если рубль принципиально неконвертируем, то и вывезти его невозможно. А клиринговый принцип торговли подразумевает, что сколько бы вы не продали за рубеж товаров, вы должны купить и ввезти в страну их на ту же сумму.

Но, например, для наркомафии Россия станет потерянным рынком. Какой смысл продавать героин тупой школоте за рубли, если рубли невозможно конвертировать в доллары и вывезти? Остается один путь – инвестировать наркодоходы внутри страны, а это чревато потерей «инвестиций».

Описанное выше есть лишь довольно примерная схема. В реальности все сложнее. В Китае, например, есть сверхбогатые люди, те же коррупционеры, которые желают конвертировать свои преступные доходы в доллары даже по грабительскому курсу и спрятать их за рубежом. Но к экономике это имеет опосредованное отношение, пусть даже массовый спрос криминальных деятелей на доллары становится экономическим фактором. Однако сравнивать размах коррупции в Китае и РФ как-то неприлично. Если там заместитель мэра Пекина «наолимпиздил» аж два миллиона долларов беря взятки за подряды во время подготовки Олимпиады-2012 (за это его к стенке поставили), то у нас главы районных администраций воруют в больших масштабах без всяких олимпиад. Казалось бы, при чем тут вопрос конвертируемости национальной валюты?

Кстати, подумайте-ка вот над чем: как можно с  помощью клирингового механизма и инвестиционного контура делать зарубежные инвестиции, не прибегая к помощи набившего оскомину доллара?

P.S. Все вышесказанное – не советы Путину на тему «Как нам обустроить Россию». Реализовать экономические реформы мы сможем только тогда, когда вышвырнем либерастных выблядков из Кремля.


  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments